Журнал КардиоИнформ №16

Jump to Section...

  • Читать далее

В настоящее время в арсенале медицинских работников для лечения ишемической болезни сердца имеется множество методик и средств, улучшающих как качество жизни, так и общий прогноз заболевания. В частности, внедрение в повседневную практику двойной антитромбоцитарной терапии (ДАТ) позволило существенно снизить риск развития повторных ишемических событий [19,20,21,22] после перенесенного инфаркта миокарда (ИМ), что в конечном счете снижало сердечно-сосудистую смертность [21].

Несмотря на это, данные наблюдательных исследований и крупных национальных и международных регистров, свидетельствуют о том, что риск развития повторных атеротромботических событий у пациентов, перенесших ИМ, сохраняется, а частота их возникновения характеризуется линейным ростом на протяжении последующих лет [4, 11]. Об этом наглядно свидетельствуют, к примеру, данные регистра GRACE, в который вошли пациенты из Бельгии и Великобритании: общая смертность после острого коронарного синдрома (ОКС) в популяции данного регистра приближалась к 20%, при этом на долю смертей от сердечно-сосудистых причин приходилось 13 -14% в зависимости от типа ОКС [3]. Данные другого наблюдательного исследования, свидетельствуют о том, что наиболее высокий риск развития повторного ИМ наблюдается в первый год после индексного события, однако частота возникновения повторного ИМ остается стабильно высокой на протяжении последующих 4 лет, составляя порядка 4,5% случаев, при этом пятилетняя общая смертность после повторного инфаркта миокарда (ИМ) увеличивалась двукратно [4].

В связи с этим, актуальным остается вопрос, в чем же причины сохраняющейся тенденции к линейному росту частоты повторных сердечно-сосудистых событий? Означает ли это, что современная терапия недостаточно эффективна, или же свидетельствует о том, что врачи не всегда руководствуются стандартами лечения, или, возможно, причина кроется в низкой приверженности пациентов к терапии?

По определению ВОЗ, приверженность к терапии – это соответствие поведения пациента в отношении приема препаратов, соблюдения диеты и/ или смены образа жизни с рекомендациями лечащего врача [1]. В развитых странах приверженность к длительной терапии у больных с хроническими заболеваниями составляет в среднем 50% [1,15,16], а в развивающихся странах этот показатель еще ниже [1]. С точки зрения приверженности, пациенты, перенесшие ОКС, представляют собой особенно непростую задачу для системы здравоохранения. Как правило, таким больным предстоит длительный прием нескольких групп лекарственных средств: антитромбоцитарные (включая ацетилсалициловую кислоту (АСК) и ингибиторы P2Y12 рецепторов тромбоцитов); β-адреноблокаторы; ингибиторы ангиотензин превращающего фермента (АПФ)/ блокаторы рецепторов ангиотензина II (АТ) и статины. Необходимость приема большого количества лекарственных препаратов уже сама по себе является фактором низкой приверженности [12]. Говоря об антитромбоцитарных препаратах, согласно международным рекомендациям, ДАТ должна назначаться всем пациентам, перенесшим ОКС, длительностью не менее 12 месяцев [13, 14]. Однако, по литературным данным, приверженность больных к ДАТ в течение указанного срока остается на субоптимальном уровне, составляя 53,9% - 82,5% [5,15,17].

Преждевременное прекращение терапии, в свою очередь, опасно тем, что приводит к повышению частоты неблагоприятных сердечно-сосудистых исходов. Так, в регистре SWEDEHEART [8], включавшего 56 440 пациентов, частота неблагоприятных событий (смерть от любых причин, инсульт или повторный инфаркт) была достоверно выше у пациентов, принимавших ДАТ менее 6 месяцев по сравнению с группой, принимавшей ДАТ полгода и более (ОР 0,75; 95% ДИ 0,59-0,95). Кроме того, среди пациентов, подвергшихся инвазивному лечению, прием ДАТ более 6 месяцев сопровождался снижением риска ишемических событий на 44% (р = 0.0002) по сравнению с режимом приема антитромбоцитарных препаратов менее полугода. Похожие данные получены в ретроспективном исследовании, где проводилась оценка распространенности и предикторов прерывания двойной антитромбоцитарной терапии у пациентов после ОКС и её влияния на клинические исходы [9]. Результаты этого исследования демонстрируют, что среди пациентов с установленным стентом с лекарственным покрытием, преждевременно прекративших прием ДАТ, достоверно чаще развивались смертельные исходы (13,4% vs 4.7%, p < 0.001) и случаи тромбозов стентов (7,6 vs 3,4% p = 0.038) [9]. Еще в одном крупном наблюдательном исследовании, включавшем 5018 пациентов из США и Европы, доля пациентов, прекративших прием ДАТ в первый год после ЧКВ, составила 23,3%, из них 9,8% досрочно прекратили прием по собственной инициативе или в связи с кровотечением. В указанной группе больных наблюдалось повышение относительного риска развития неблагоприятных атеротромботических событий (сердечно-сосудистая смерть, тромбоз стента, новый инфаркт миокарда, срочная реваскуляризация) на 50% (ОР 1,50; 95% ДИ 1,14–1,97; р = 0,004), а риск развития инфаркта миокарда и тромбоза стента увеличивался практически в три раза (ОР 2,95 [95% ДИ 1,99–4,38, р < 0,0001] и ОР 2,58 [95% ДИ 1,22–5,46, р = 0,013], соответственно) [18].

Данные по приверженности к терапии после ИМ у российских пациентов также гетерогенны. Так, по данным наблюдательного исследования EPICOR-RUS, из 599 человек, включенных в него, только 39,8% пациентов с консервативной тактикой ведения ИМ с подъемом сегмента ST (ИМпST) и 72,4% после чрескожного коронарного вмешательства (ЧКВ) принимали ДАТ в течение всего предписанного периода времени (12 месяцев). Среди больных с ИМ без подъема сегмента ST (ИМбпST) эти значения составляют - 26,4% и 77,3% соответственно [6]. По данным еще одного российского наблюдательного исследования, картина может показаться еще менее обнадеживающей. В работе Кужелевой Е.А. и соавт., всего 45% пациентов после инфаркта миокарда строго соблюдали рекомендации врача по приему лекарственных препаратов [12].

Интересны данные российского регистра острого коронарного синдрома РЕКОРД, которые демонстрируют, что уже через 6 месяцев после ОКС, ДАТ продолжали принимать только 82%, а 12% прекращали прием еще во время пребывания в стационаре [7]. Исходя из вышесказанного становится очевидно, что проблема низкой приверженности более чем актуальна для отечественного здравоохранения.

В то же время нельзя отрицать, что многие пациенты, нуждающиеся в длительной терапии, испытывают трудности в следовании предписанным рекомендациям [1]. Причиной этому служит множество факторов, которые можно условно разделить на модифицируемые и немодифицируемые. В свою очередь именно модифицируемые факторы представляют наибольший интерес для специалистов здравоохранения. Разбираясь, какие же именно факторы способствуют низкой комплаентности, Matthew J. Czarny с соавторами в своем мета-анализе провели тщательное изучение этой проблемы.

К основным причинам низкой приверженности авторы отнесли такие факторы, как кровотечения, уровень образования, различные сопутствующие заболевания, уровень дохода и осведомленность пациента о своем состоянии. Роль и вес указанных факторов как причин, определяющих низкую приверженность назначенной терапии, не одинаковы. Одним из существенных факторов, повышающих вероятность прерывания или досрочного прекращения ДАТ, является риск кровотечений. В проведенном мета-анализе было продемонстрировано, что указание в анамнезе пациента на кровотечение повышает риск прерывания терапии в 3,8 раза, а если кровотечение произошло на госпитальном этапе, то данный риск увеличивается в 9 раз. Наличие у пациента язвенной болезни желудка или цирроза печени сопровождается снижением уровня приверженности в 2,1 и 4,8 раз соответственно. Другим определяющим фактором является необходимость в назначении антикоагулянтной терапии – в этом случае, очевидно отчасти из-за опасения геморрагических осложнений, риск отмены ДАТ возрастал более чем в 3 раза. Социально-экономический статус пациента с ОКС влияет на его готовность следовать данным ему рекомендациям по приему лекарственных препаратов, входящих в состав ДАТ: иммиграционный статус пациента снижает приверженность почти в 4 раза, низкий доход в 8,2 раза. Однако наиболее весомым фактором, по данным Matthew J. Czarny, является недостаточная осведомленность пациента о необходимости приема препарата. Такое «неведение» со стороны пациента повышает риск преждевременного прекращения ДАТ более, чем в 10 раз. Указанному факту вторят результаты упомянутого выше российского исследования (Кужелева Е.А. и соавт.,): в нем, по мнению большинства пациентов, повышения приверженности лечению можно было бы добиться конкретными действиями со стороны лечащего врача, направленными на разъяснение им сути заболевания и методах лечения, важности и необходимости длительного приема назначенных препаратов [12, 23].

Учитывая вышесказанное, становится очевидным, что одним из эффективных и действенных подходов к повышению приверженности пациента является организация и проведение социально-образовательных программ, в которые должны вовлекаться не только пациенты, перенесшие ОКС, но и их родственники, а также категории граждан с риском развития сердечно-сосудистых заболеваний. Такие программы, как показывает имеющийся опыт различных стран и систем здравоохранения, направлены на образование пациента с использованием различных ресурсов, таких как консультирование пациента по телефону, создание и распространение образовательных брошюр, проведение в стационарах тематических пациентских школ. Перечисленные мероприятия позволяют добиваться более ответственного отношения пациента к своему здоровью и приему рекомендованной терапии, что, в свою очередь, способствует дальнейшему снижению рисков развития повторных атеротромботических событий после перенесенного ИМ [23].

Подводя итог, можно отметить, что наиболее частыми причинами отмены ДАТ, являющейся краеугольной в схеме терапии пациентов с ИМ, являются факторы, которые могут быть модифицированы. Лечащему врачу, также, как и системе здравоохранения в целом, под силу улучшить этот показатель, внедряя в практику социально-образовательные программы. Данные программы безусловно играют важную роль в создании окружающей среды и обстоятельств, мотивирующих пациента к строгому следованию данных врачом рекомендаций [1]. По мнению Haynes R B [2], повышение приверженности пациентов к терапии может иметь намного большее значение для здоровья популяции, чем отдельно взятое улучшение медикаментозной терапии.

Литература

  1. World Health Organization. 2003. Adherence to long-term therapy: evidence for action. [Электронный ресурс], 2003. URL: http://www.who.int/chp/knowledge/publications/adherence_introduction
  2. Haynes RB. Interventions for helping patients to follow prescriptions for medications.
  3. Fox KA, et al. Eur Heart J 2010;31:2755–2764
  4. Nakatani D, et al. Circ J 2013; 77:439–446
  5. Matthew J. Czarny, et al Clin Cardiol. 2014 August; 37(8): 505–513
  6. Ruda et al. DURATION OF DUAL ANTIPLATELET THERAPY IN RUSSIAN PATIENTS AFTER MYOCARDIAL INFARCTION (EPICOR-RUS STUDY) Cardiology 2015; 132(suppl 1): p.283
  7. Эрлих А.Д., Грацианский Н.А., от имени участников регистра РЕКОРД. Результаты шестимесячного наблюдения за больными с острыми коронарными синдромами в Российском регистре РЕКОРД. Кардиология 2011,12: 11-16
  8. Varenhorst C, Jensevik K, Jernberg T et al. Duration of dual antiplatelet treatment with clopidogrel and aspirin in patients with actue coronary syndrome. Eur Heart J, 2013, DOI:10.1093/eurheartj/eht438.
  9. Rossini R, Capodanno D, Lettieri C et al. Prevalence, predictors and long-term prognosis of premature discontinuation of oral antiplatelet therapy after drug eluting stent impantation. Am J Card 2011, 107: 186-194.
  10. Эрлих А.Д. Двойная антитромбоцитарная терапия: Необходимость приверженности к лечению и возможности ее повышения. Атеротромбоз 2 – 2014: 25-33
  11. Jernberg T et al. Eur Heart J 2014;35(Suppl 1):363 (Abstract P2076);
  12. Е.А. Кужелева, К.Н. Борель, А.А. Гарганеева Низкая приверженность лечению после перенесенного инфаркта миокарда: причины и способы коррекции с учетом психоэмоционального состояния пациентов. Рациональная фармакотерапия в кардиологии 2016;12(3):291-295
  13. ESC Guidelines for the management of acute myocardial infarction in patients presenting with ST-segment elevation. The Task Force on the management of ST-segment elevation acute myocardial infarction of the European Society of Cardiology (ESC). European Heart Journal, 2012, doi:10.1093/eurheartj/ehS215.
  14. ESC Guidelines for the management of acute acute coronary syndromes in patients presenting without persistent ST-segment elevation. European Heart Journal (2016) 37, 267–315 doi:10.1093/eurheartj/ehv320
  15. Boggon R, van Staa TP, Timmis A et al. Clopidogrel discontinuation after acute coronary syndromes: frequency, predictors and associations with death and myocardial infarction — a hospital registry primary care cohort (MINAP-GPRD). Eur Heart J 2011, 32 (19): 2376-2386.
  16. Banach M, Stulc T, Dent R, Toth PP. Statin non-adherence and residual cardiovascular risk: There is need for substantial improvement. Int J Cardiol. 2016 Sep 26; 225:184-196. doi: 10.1016/j.ijcard.2016.09.075.
  17. Robin Mathews, MD et al. Persistence with secondary prevention medications after acute myocardial infarction: Insights from the TRANSLATE-ACS study Am Heart J 2015; 170:62-9.
  18. Roxana Mehran et al Cessation of dual antiplatelet treatment and cardiac events after percutaneous coronary intervention (PARIS): 2-year results from a prospective observational study Lancet 2013; 382: 1714–22
  19. CALUM J REDPATH et al, Considering Clopidogrel in Unstable angina to prevent Recurrent Events (CURE) Trial New England Journal of Medicine 2001;345:494-502.
  20. M Gent et al, A randomised, blinded, trial of clopidogrel versus aspirin in patients at risk of ischaemic events (CAPRIE) Lancet 1996; 348: 1329–39
  21. Wallentin, M.D.et al , Ticagrelor versus Clopidogrel in Patients with Acute Coronary Syndromes N Engl J Med 2009; 361:1045-57.
  22. Bonaca MP et al. N Engl J Med 2015 DOI: 10.1056/NEJMoa15
  23. Агеев Ф.Т. Методы оценки, контроля и повышения приверженности терапии, методические рекомендации Москва 2013 Федеральное государственное бюджетное учреждение «Российский кардиологический научно-производственный комплекс»
  • Читать далее

24 февраля компания «АстраЗенека» сообщила, что было получено положительное заключение Комитета по лекарственным препаратам для медицинского применения (CHMP) Европейского агентства по лекарственным средствам (EMA) в отношении регистрации ZS-9 (циклосиликат циркония натрия) для лечения гиперкалиемии на фоне сердечно-сосудистых заболеваний, хронической болезни почек и сахарного диабета.

Одобрение базируется на данных 3 двойных слепых плацебо-контролируемых исследований и одного открытого идущего в настоящий момент 12-месячного исследования с участием 1600 взрослых пациентов с гиперкалиемией.

Результаты основного исследования III фазы показали, что у пациентов с гиперкалиемией при применении циклосиликата циркония натрия (суспензии для перорального применения) концентрация калия в сыворотке крови значимо снижалась до нормального уровня в течение 48 часов и оставалась постоянной в течение 12 дней поддерживающей терапии. В дополнительном исследовании нормальный уровень калия в сыворотке крови также достигался в течение 48 часов и поддерживался в течение более 28 дней у большего процента пациентов, чем при применении плацебо.

В данных исследованиях было показано, что циклосиликат циркония натрия быстро и эффективно снижает уровень калия в сыворотке крови у пациентов с острой и хронической гиперкалиемией.[1,2]

Гиперкалиемия отмечается у 23-47% пациентов с хронической болезнью почек и/или хронической сердечной недостаточностью. Данное состояние может привести к остановке сердца и летальному исходу, а при тяжелой гиперкалемии смертность достигает 30% в случае промедления с терапией.[1] Поскольку в настоящее время возможности терапии ограничены, циклосиликат циркония натрия может быть востребован как быстрый, безопасный и эффективный метод лечения гиперкалиемии.[2,3]

Заключение CHMP будет передано в Европейскую комиссию (ЕК) для принятия решения о регистрации лекарственного препарата в ЕС. Окончательное решение будет применимо для всех 28 стран-членов Европейского союза, а также для Исландии, Норвегии и Лихтенштейна.

Циклосиликат циркония натрия разработала компания «ЗС Фарма», дочернее предприятие «АстраЗенека». Данный препарат в настоящее время также проходит экспертизу регуляторных органов в Австралии и в FDA в США, решение ожидается в первой половине 2017 г.

Литература

  1. Kosiborod M, Rasmussen HS, Lavin P, et al. “Effect of Sodium Zirconium Cyclosilicate on Potassium Lowering for 28 Days Among Outpatients With Hyperkalemia.” JAMA. 2014. doi:10.1001/jama.2014.15688.
  2. Packham D, Rasmussen HS, Lavin P, et al. “Sodium Zirconium Cyclosilicate in Hyperkalemia.” New Engl J Med. 2015;372:222-31. doi: 10.1056/NEJMoa1411487.
  3. Ash S, Bhupinder S, Lavin P, et al. “A phase 2 study on the treatment of hyperkalemia in patients with chronic kidney disease suggests that the selective potassium trap, ZS-9, is safe and efficient.” Kidney Int. 2015; 88, 404-411. doi:10.1038/ki.2014.382.
  4. АстраЗенека. “С приобретением компании «ЗС Фарма» АстраЗенека усиливает портфель препаратов для лечения сердечно-сосудистых и метаболических заболеваний.” 6 ноября 2015 г. Последний доступ 5 января 2017 г. https://www.astrazeneca.com/media-centre/press-releases/2015/AstraZeneca-strengthens-Cardiovascular-and-Metabolic-disease-portfolio-with-acquisition-of-ZS-Pharma-06112015.html
  • Читать далее

Знаковое международное исследование реальной клинической практики с участем более, чем 300,000 пациентов с сахарным диабетом 2 типа, показало, что ингибиторы SGLT-2 уменьшали общую смертность на 51% и риск госпитализации по поводу сердечной недостаточности на 39%. Данные CVD-REAL были представлены на 66-ой ежегодной научной сессии Американской коллегии кардиологов

19 марта 2017 г. АстраЗенека объявила результаты первого большого подобного типа исследования реальной клинической практики, оценивавшего риск госпитализации по поводу сердечной недостаточности и смерти от любых причин у пациентов с сахарным диабетом 2 типа (СД2Т), которые получали терапию новыми сахароснижающими лекарственными препаратами - ингибиторами SGLT-2.[1]

В исследования CVD-REAL оценивались данные более, чем 300 000 пациентов из шести стран, у 87% которых в анамнезе не было сердечно-сосудистых заболеваний. Иследование показало, что в обширной популяции пациентов с СД2Т лечение ингибиторами SGLT-2: дапаглифлозином, канаглифлозином, эмпаглифлозином – уменьшают частоту госпитализаций по поводу сердечной недостаточности на 39% (p < 0,001) и общую смертность на 51% (p < 0,001), по сравнению с другими сахароснижающими препаратами. Частота событий комбинированной конечной точки госпитализаций по поводу сердечной недостаточностью и смерти от любых причин снизалась на 46% (p < 0.001).[1]

По всему миру сахарным диабетом страдают около 415 миллионов взрослых, к 2040 году их количество приблизительно увеличится до 642 миллионов (1 из 10 взрослых).[2] У пациентов с СД2Т повышен риск развития сердечной недостаточности в 2-3 раза и увеличен риск инфаркта миокарда или инсульта, и около 50% летальных исходов у пациентов с СД2Т вызваны сердечно-сосудистыми заболеваниями.[3,4,5]

Брюс Купер, вице-президент и глава глобального медицинского подразделения компаии АстраЗенека отметил: «Сахарный диабет представляет собой растущую эпидемию по всему миру, которая ассоциирована со значимыми сопутствующими заболеваниями, увеличиващими риск дорогостоящей госпитализации и даже смерти.[6,7] Данные этого исследования реальной клинической практики предоставляют убедительные доказательства того, что новый класс препаратов ингибиторов SGLT-2 уменьшает риск госпитализаций по поводу сердечной недостаточности и летальных исходов приблизительно наполовину. CVD-REAL является первым исследованием, в котором наблюдались данные эффекты ингибиторов SGLT-2 в более широкой популяции пацентов с СД2Т с меньшим сердечно-сосудитым риском, чем ранее изучавшаяся в клинических исследованиях».

Анализ госпитализаций по поводу сердечной недостаточности проводился с использованием анонимных данных пациентов из Дании, Германии, Норвегии, Швеции, Великобритании и Соединенных Штатов. Согласно изученным данным, 41,8% пациентов принимали дапаглифлозин, 52,7% канаглифлозин и 5,5% эмпаглифлозин. Анализ общей смертности проводился с использованием анонимных данных больных из Дании, Норвегии, Швеции, Великобритании и Соединенных Штатов, из которых 51,0 % пациентов принимал дапаглифлозин, 42,3% канаглифлозин и 6,7% эмпаглифлозин.

Это первый из нескольких сравнительных анализов исследования CVD-REAL. Сбор данных клинической практики продолжается, и будущие анализы будут проводиться с использованием этой базы данных и дополнителных данных из других стран. Все данные для данного исследования были получены из анонимных источников реальной клинической практики, включая амбулаторные карты пациентов, административные базы данных и национальные регистры.

Анализ был валидирован независимой академической статистической группой в Среднеамериканским Институте сердца Сен-Люк, Канзас сити, США.

Литература

  1. The CVD-REAL Study: Lower Rates of Hospitalization for Heart Failure in New Users of SGLT-2 Inhibitors Versus Other Glucose Lowering Drugs — Real-World Data From Four Countries and More Than 360,000 Patients; presented 19 March at ACC 2017
  2. International Diabetes Federation. Facts and Figures. Accessed 15 March 2017 http://www.idf.org/WDD15-guide/facts-and-figures.html
  3. Nwaneri C, Cooper H, Bowen-Jones D. Mortality in type 2 diabetes mellitus: magnitude of the evidence from a systematic review and meta-analysis. The British Journal of Diabetes & Vascular Disease. 2013;13(4):192-207
  4. Morrish NJ, et al. Mortality and causes of death in the WHO Multinational Study of Vascular Disease in Diabetes. Diabetologia. 2001;44 Suppl 2:S14-21.
  5. World Heart Federation. Diabetes as a risk factor for cardiovascular disease. Available from: http://www.world-heart-federation.org/cardiovascular-health/cardiovascular-disease-risk-factors/diabetes/
  6. World Health Organization. Media Centre: Diabetes Fact Sheet. Reviewed November 2016. Accessed 9 March 2017. http://www.who.int/mediacentre/factsheets/fs312/en/
  7. American Diabetes Association. The Cost of Diabetes. Accessed 9 March 2017 http://www.diabetes.org/advocacy/news-events/cost-of-diabetes.html?referrer=https://www.google.com/
  • Читать далее

6 апреля на конгрессе EuroPrevent в Малаге (Испания) в рамках модерированной постерной сессии были представлены результаты роcсийского наблюдательного исследования CEPHEUS II компании АстраЗенека. CEPHEUS II (NCT02230241) представляло собой многоцентровое наблюдательное исследование, проводившееся в амбулаторном звене. В 77 клинических центрах, расположенных в различных регионах Российской Федерации, были в общей сложности включены 2704 пациента. Национальным координатором исследования являлся главный внештатный специалист по медицинской профилактике МинЗдрава России, д.м.н, профессор Бойцов С.А.

Основной целью данного исследования являлась оценка доли пациентов с сердечно-сосудистым (СС) риском от умеренного до очень высокого, получающих гиполипидемическую терапию, у которых достигнуты целевые значения холестерина липопротеинов низкой плотности (ХС-ЛПНП), определенные согласно рекомендациям Пятой Европейской объединённой рабочей группы 2012 года. Вторичные цели исследования включали определение процента пациентов, достигших целевых значений ХС-ЛПНП в субпопуляциях пациентов, получавших гиполипидемическую терапию с целью первичной или вторичной профилактики, а также идентификацию позитивных предикторов достижения целевых значений ХС-ЛПНП. С целью оценки зависимости между достижением целевых значений ХС-ЛПНП и характеристиками как пациентов, так и врачей, была разработана многомерная модель логистической регрессии.

Исследование CEPHEUS II явилось продолжением исследования CEPHEUS, которое проводилось компанией АстраЗенека в 2010-11гг., и было запущено в связи с изменением подходов к стратификации рисков и целевых значений ХС-ЛПНП.

Средний возраст пациентов в данной популяции составил 62,7 (±10,0) года. В исследование было включено 1436 (53,1%) мужчин и 1267 (46,9%) женщин. Артериальная гипертензия имелась у 92,2% пациентов. В семейном анамнезе более, чем у трети включённых пациентов (35,6%), отмечалось раннее начало ишемической болезни сердца (ИБС) у ближайших родственников; у 24,0% пациентов имелся сахарный диабет, 18,2% пациентов были курильщиками. В целом, 91,2% пациентов были отнесены к категории очень высокого СС риска. Все пациенты получали гиполипидемическую терапию, при этом 99,7% получали статины в виде монотерапии или в комбинации с другими гиполипидемическими препаратами.

Средний уровень ХС-ЛПНП на визите исследования составил 2,76 (±1,016) ммоль/л. Лишь у 17,4% (95% доверительный интервал (ДИ): 15,9 - 18,8%) пациентов были достигнуты целевые значения ХС-ЛПНП. У более чем половины (55,0%) пациентов очень высокого СС риска, не достигших целевого уровня ХС-ЛПНП, разница между измеренными уровнями ХС-ЛПНП и их индивидуальными целевыми значениями не превышала 1 ммоль/л. У 71,9% пациентов эта разница не превышала 1,5 ммоль/л. У лиц, получавших гиполипидемическую терапию с целью первичной профилактики (n=943), была установлена достоверно более высокая частота достижения целевых значений ХС-ЛПНП, чем у пациентов, которым проводилась вторичная профилактика (n=1760) (19,7% по сравнению с 16,1%, соответственно, р = 0,017). Положительными предикторами достижения целевых значений ХС-ЛПНП были удовлетворённость пациентов текущей гиполипидемической терапией (p=0,034) и высокая приверженность пациентов к проводимой терапии (отсутствие пропуска доз) (р < 0,001). Отрицательными предикторами достижения целевых значений ХС-ЛПНП были семейный анамнез раннего начала ИБС (р = 0,015), текущее наличие ИБС (р < 0,001), обеспокоенность пациентов по поводу текущей гиполипидемической терапии (р = 0,034) и мнение пациента о приемлемости пропуска приема препаратов с определенной частотой (р = 0,044). Анализ, основанный на опросе пациентов о приверженности режиму терапии, продемонстрировал, что большинство (89,8%) пациентов принимали назначенную гиполипидемическую терапию ежедневно. Лишь 7,8% пациентов пропускали приём гиполипидемических препаратов.

Таким образом, исследование CEPHEUS II продемонстрировало, что целевые значения ХС-ЛПНП достигаются менее чем у 20% российских пациентов. Подгруппа пациентов первичной профилактики демонстрирует значимо более высокий уровень достижения целевого уровня ХС ЛПНП по сравнению с группой вторичной профилактики. Вероятность достижения целевых значений ХС-ЛПНП была выше у удовлетворённых и приверженных проводимой терапии пациентов, без семейного анамнеза раннего начала ИБС и в отсутствии ИБС в собственном анамнезе.

Владимир Булатов, медицинский директор региона Россия и Евразия компании АстраЗенека отметил: «Исследования реальной клинической практики, подобные CEPHEUS II, приобретают все большее значение в современной доказательной медицине. Исследование CEPHEUS II позволило выявить проблемы сердечно-сосудистой профилактики в российской популяции, установить позитивные и негативные предикторы достижения целевых значений ХС-ЛПНП, которые необходимо принимать во внимание при разработке лечебно-профилактических мероприятий у пациентов с уровнем сердечно-сосудистого риска от умеренного до очень высокого. Мы уверены, что данная информация является полезной для реальной клинической практики и поможет еще больше повысить эффективность лечебно-профилактических мероприятий».

Литература

  1. S. Boytsov, N. Logunova, Yu.Khomitskaya. Positive and negative predictors of LDL-C goals achievement in patients at moderate to very high cardiovascular risk on lipid-lowering drug therapy (CEPHEUS II). Poster presented at EuroPrevent congress. Spain, Malaga, 6 April 2017.